Заступница усердная, Мати Господа Вышняго!

 

Сегодня мы отмечаем наш храмовый, престольный праздник, прославляем икону Пресвятой Богородицы, именуемой Казанская. Тропарь Казанской иконы Божией Матери начинается со слов: «Заступница усердная, Мати Господа Вышняго, за всех молиши Сына Твоего, Христа Бога нашего и всем твориши спастися в державный Твой покров прибегающим».

 

Мы знаем, что Казанская икона Божией Матери особенно почитается именно в Русской Церкви. Именно в нашей Церкви она была обретена и прославлена, хотя её почитание распространилось далеко за пределы Русской Православной Церкви.

Многократно в трудные моменты истории для всей Русской земли, для всего государства, и, соответственно, для Церкви, после усердной молитвы нашего народа, покаянной молитвы перед Казанским образом Божией Матери приходила помощь Божия.

Именно поэтому этот день особенно почитается. Почитается так, что даже в нашем современном, светском, далеко не церковном государстве, этот день, сегодняшний праздник Казанской иконы Божией Матери, установлен как государственный праздник — День народного единства.

Помощь от Пресвятой Богородицы, а правильнее сказать помощь от Бога, по молитвам Пресвятой Богородицы, приходит тогда, когда человек обращается к Матери Божией с просьбой о её материнских молитвах в покаянном состоянии души. Гордые, горделивые обращения, обращения в состоянии обиды, обращения с сохранением зла или недоброжелательства в сердце к кому-то — никогда не приводят к исполнению просимого.

И вот о том, в каком состоянии необходимо пребывать нашей душе, повествует сегодняшняя Евангельская притча, которую мы слышали за Божественной литургией. Это чтение Евангельское относится к воскресному дню, но оно весьма поучительно. Это притча о богаче и Лазаре, всем нам хорошо известная — как один богатый человек ежедневно блистательно пиршествовал, а у его дверей лежал нищий человек, нуждающийся хотя бы в крошках, падающих с трапезы богача. И когда они скончались, то нищий оказался в блаженном состоянии в вечности, а богатый — в муках. В чем неправда богача и правда Лазаря? Не только в том, что Лазарь мучился всю жизнь и поэтому только обрел блаженство, и не в том, что богатый имел блага земные и поэтому, наслаждаясь ими в земной жизни, потерял благо в вечности. А в том, что в состоянии предельной нужды Лазарь не озлобился, не возроптал на Бога, а пришел в покаянное состояние, в котором человек понимает, что благо ожидать можно только от Христа, благо ожидать можно только от Отца небесного, что Он только источник всех благ.

«Не надейтеся на князи, на сыны человеческия» — эта истина, очевидно, стала ключевой для Лазаря, он смог встать в этой своей предельной нищете перед Богом и принять именно в Нем источник своего спасения. А богатый человек, обладая избытком благ земных не смог увидеть предельной нужды человека, который лежал у него возле порога.

Я думаю, среди нас нет настолько нищих людей, как Лазарь и настолько богатых, как упоминаемый в этой притче богач, но каждый из нас, в разные этапы своей жизни, а иногда и в конкретный момент является и тем, и другим.

С одной стороны, действительно, каждый в чем-то имеет нужду, каждый в чем-то имеет лишения, каждый имеет скорби и проблемы в этой земной жизни. И если мы рассматриваем эту совокупность наших скорбей как крест, который дал нам Господь и который нас ведет ко спасению, то понимаем, что только во Христе мы можем получить разрешение от наших проблем, и, что в конце концов страдания наши и скорби закончатся в вечности и только Христос может нас от них избавить. Если это в нашей жизни является нашим флагом, нашим знамением, нашим жизненным ориентиром и истиной, из которой исходит вся наша жизнь, тогда мы идем правильным путем. С другой стороны, каждый из нас имеет, чем поделится, и если мы не замечаем лежащего у нашего порога Лазаря — ближнего нашего, который имеет в чем-то нужду от нас, далеко не всегда это может выражаться просто в элементарной подаче милостыни или в том чтобы поделится продуктами или какими-то избытками, какие есть у нас.

Чаще всего в нашей жизни все-таки человек нуждается в сердечном тепле, в соучастии, во внимании и эта способность поделиться должна быть нашей определяющей чертой жизни христианской. Если же мы не замечаем, то мы, зачастую, может быть даже будучи по материальному обеспечению как Лазарь, ведем себя как богачи, пренебрегая возможностью подарить любовь, подарить тепло тому, кто в нашей жизни имеет место и кто в этом тепле, и нужде, и внимании нуждается. Поэтому подумаем и постараемся, чтобы в нашей жизни не повторялась ошибка богача и напротив, чтобы в жизни нашей воплощалось вот это стремление Лазаря ко спасению, которое мы обретаем во Христе. Если так будет наш внутренний мир устроен, то Заступница усердная, Мати Господа Вышняго, всегда будет готова молиться за нас и Её молитвы будут для нас исполнением и избавлением от скорбей и в этой жизни, и спасением в жизни вечной.

Всех вас поздравляю с нашим престольным праздником!

Слово настоятеля, протоиерея Дмитрия Мошкина,

в престольный праздник храма, 4 ноября 2018 г.

Великое и чудное событие — Покров Пресвятой Богородицы. Слово настоятеля к прихожанам

В сегодняшний воскресный день мы отмечаем праздник Покрова Пресвятой Богородицы. Этот праздник, хотя и имеет своим основанием событие, происшедшее не в пределах Русской Церкви, не на Руси, а в 10 веке, в столице христианского мира — в Константинополе — тем не менее установлен именно в Русской Церкви и уже из нее оно вошло в праздничные дни других поместных православных церквей, хотя и не всех.

Событие Покрова Пресвятой Богородицы всем вам прекрасно известно.

Напомню только, что, после усердных молитв во Влахернском храме собравшихся жителей христианской столицы в 10 веке, в очередной раз обложенный врагами Константинополь, получил чудесное избавление от очевидного разорения и взятия города и всех вытекающих трагичных последствий.

Влахернский собор в Константинополе — это храм, который посвящен был Пресвятой Богородице и в котором хранились реликвии, связанные с жизнью Матери Божией — Её головной покров, часть Её пояса, какая-то иная часть Её одежды, и с этой церковью связаны многие важные события именно божественного предстательства и защиты столицы христианского мира. Влахернскоя церковь и поныне существует в Стамбуле, хотя это уже не тот храм — тот был разрушен, но в последствии построен новый, совсем небольшой. И в этом Влахернском храме собравшийся народ после усердной молитвы получил избавление от врагов, а впоследствии — два присутствующих во время всенощного бдения человека рассказали, почему это произошло — святой блаженный Андрей, Христа ради юродивый, память которого завтра Церковь совершает, и ученик Епифаний, поведали, что во время всенощного бдения Сама Матерь Божия пришла в храм и стоя на воздухе над алтарем, молилась о людях, а затем сняла с головы свой головной покров и простерла над молящимся народом.

И вот, через сто лет, после этого события, уже наш русский князь, святой Андрей Боголюбский, князь Суздальский, читая в прологе об этом событии, как он сам записал об этом в летописи, «ужаснулся, почему сие великое и чудное событие праздника не имеет» и установил в своем Суздальском княжестве в первый день месяца октября по старому стилю, что сегодня и является первым днем месяца октября, праздновать, и праздник этот называл Покров Матери Божией. И еще через год воздвиг знаменитый во всем мире, не только на Руси, храм, который и поныне стоит во Владимирской области, храм Покрова на Нерли, это был первый Покровский храм. Но затем этот праздник стал общерусским и в нем вся любовь, все упование, вся благодарность Матери Божией русских православных сердец, ощутивших, переживших в своей жизни очевидную помощь нашей общей Матери, Царицы Небесной, поэтому это один из самых любимых наших праздничных дней.

Когда мы читаем об этих чудесных событиях, связанных с предстательством Матери Божией о людях, которые усердно Ей молятся, не только в этом случае с константинопольцами, не только в случае из жизни Андрея Боголюбского, но вообще на протяжении всей истории христианской, в каждом народе, в каждой стране, в каждом городе, в каждом приходе и в каждой православной семье мы знаем, как много было чудесной помощи оказано по молитвам Пресвятой Богородицы. Зачастую думаешь, почему не всегда так быстро приходит помощь Матери Божией конкретно мне, лично в мою семью, или лично в какие-то наши общие дела, в нашу приходскую жизнь. И здесь, наверное, стоит всегда помнить о том, что мы слышали в сегодняшних Евангельских словах, которые читались в качестве воскресного Евангельского чтения.

Господь говорит: если мы любим только тех, кто нас любит, если мы делаем добро только тем, кто нам делает добро, если мы даем что-то в займы только тем, кто нам воздаст или отдаст и потом возблагодарит, то какая вам за это благодать. И если мы хотим, чтобы милость Божия и благодать Божия, и молитва Матери Божией действительно в нашей жизни откликались неким воздаянием, чтобы по нашим молитвам через молитвы Пресвятой Богородицы благодать Божия в нашу жизнь приходила, надо себя стараться перестраивать по этим Евангельским словам. И не только любить, не только благотворить, не только давать взаймы тем, от кого ожидаем получить назад, а может быть получить назад еще и в большей степени, а стараться любовь свою распространять и на тех, кто никогда даже добрым словом нам за это не воздаст.

В конце концов, в сегодняшнем Евангелии мы слышим очень такие серьезные слова, по которым каждый из нас может себя судить, насколько он христианин. Господь нас призывает действительно любить даже врагов наших. Это понять легко, согласиться с этим не так сложно, но вот в жизни воплотить, чтобы действительно наша любовь распространялась не только на тех, кто нам ответной любовью воздает или симпатией, или сочувствием, но на тех, кто нам намеренно вредит, действительно считает нас своими врагами, на них любовь свою излить — это уже очень серьезный шаг, и каждому из нас стоит подумать и самому проанализировать, насколько я хотя бы приблизился к тому, чтобы этот шаг в своей жизни сделать. Поэтому постараемся, как говорит Господь, быть милосердными, как и Отец наш Небесный милосерд, и тогда милосердие Божие по молитвам милосердной, всегда к нам, Матери Божией изольется на нас и будет в нашей жизни воплощаться так, как в жизни наших предшественников и, может быть, и не произойдут в нашей жизни чудесные события, но милость Божия, благодать Божия всегда нас будет хранить, и покров Матери Божией защищать от всякого зла и помогать совершать дело нашего спасения. Аминь.

Проповедь настоятеля Казанского храма

протоиерея Дмитрия Мошкина 14 октября 2018 года.

БДИТЕЛЬНЫЙ ИГУМЕН ЗЕМЛИ РУССКОЙ

Новые чудеса преподобного Сергия

Святые с нами. Помним ли мы об этом? Ко дню памяти Игумена Земли Русской – преподобного Сергия Радонежского – мы публикуем свидетельства о его неустанном о молящихся ему попечении.

Заступается только тогда, когда это действительно нужно

Архимандрит Павел (Кривоногов), благочинный Свято-Троицкой Сергиевой Лавры:

– Когда я учился в семинарии, меня, помню, как-то раз попросили помочь иеросхимонаху Моисею (Боголюбову), он был уже стареньким. Старшекурсник, ранее ходивший за ним, выпускался, и я его сменил. Когда батюшке стало совсем плохо, и он уже не выходил из кельи, я ежедневно ему помогал. У него была язва на ноге, и постоянно требовались перевязки.

Сам я тогда еще только перевелся во второй класс семинарии, занятия-то я еще посещал, а вот все мои часы самоподготовки проходили как раз в хлопотах в келье отца Моисея.

В конце года я в трепете зашел в канцелярию семинарии, там мне выдали ведомость об успеваемости, которую я должен был отвезти папе с мамой. Мне даже сначала смотреть в нее не хотелось… Но потом я осмелел, взглянул и… не поверил!

– Вы не ошиблись? – возвращаюсь к секретарю. – Это моя ведомость?!

Она подтвердила: все верно. Там были все пятерки! Начинаю мысленно прокручивать: что происходило в этом учебном году? Вспомнил, например, такой случай: я знал всего один билет. У меня тогда практически не было времени что-либо учить, у батюшки, помню, было обострение болей. И я просил его помолиться:

– Знаю, – говорю, – всего один билет…

– А ты сходи к преподобному Сергию, скажи ему об этом, – благословляет меня старец.

Я сходил, все рассказал преподобному, помолился. И на экзамене вытащил именно этот билет! Раз пятерка. Также вспомнил, как, бывало, прочитаю тогда второпях какой-то один вопрос, который меня самого заинтересует, и вдруг на занятии меня именно по этому вопросу и спрашивают… И так из раза в раз. Просто пока шел учебный год, я жил в таких «попыхах», что даже сам не замечал этих чудесных «совпадений». Кстати, когда старец почил и времени у меня стало побольше, они прекратились. Точно так же, как в тот год, я мог отсутствовать на вечерних занятиях и этого почему-то никто не замечал, мне ни разу не сделали ни выговора, ни замечания. А стоило мне куда-то не явиться на следующий год, когда я уже был третьекурсником, сразу же вызвали в инспекцию. Для меня все это было удивительно: дело в том, что когда годом ранее я «пропадал» у старца, я никого об этом не предупреждал.

Преподобный Сергий здесь в курсе всего. У нас буквально у каждого из братий какие-то свои истории есть. Один, помню, поленился: «Да зачем изо дня в день на молебен ходить… Надо отдохнуть немножко…» Тут же ему явился преподобный Сергий:

– Мои все на братском молебне!

Тот вскочил и побежал. С тех пор не пропускает!

Преподобный Сергий действительно всем здесь управляет. В советское время здесь был музей, по вечерам милиция выпроваживала последних посетителей за ворота. И вот идут, уже девять вечера, все закрыто, а тут вдруг видят, как неспешным шагом какой-то старичок мимо Успенского собора идет.

– Эй, ты кто?! – окликнули.

– Хозяин, – оборачивается и спокойно идет себе дальше, деловито осматривая территорию.

– Ты что здесь вообще делаешь? – не поняли они.

– Охраняю, – отвечает им уже через плечо, следуя вглубь Лавры к Троицкому собору.

Они – за ним. Причем сколько не ускоряют шаг, никак догнать не могут! Старец подошел к Троицкому собору и, не открывая дверей, исчез за ними.

Об этом рассказал один из тех самых милиционеров уже на смертном одре. Тогда они с напарником сразу же нашли икону преподобного Сергия и поняли, что видели именно его, просто распространяться в те годы об этом было не безопасно.

 

Как преподобный Сергий всех и каждого видит

Валерия Николаевна Маслова, пенсионер, в свое время сотрудница Новоспасского монастыря:

– В то время, когда будущий владыка Алексий (Фролов) еще преподавал в Московской духовной семинарии и жил там же, в стенах Свято-Троицкой Сергиевой лавры, одна из богомолок, женщин, которые даже в те советские годы старались не пропускать ни одной службы, рассказала такую историю.

Однажды она спешила к ранней Литургии, хотя шла еще и раньше начала братского молебна. Было темное зябкое утро. Едва-едва падал снежок. Сама она тоже несла какое-то послушание при Лавре, и ее постоянно донимала мысль: «А как же преподобный мог за всеми уследить? Пусть и не такой большой тогда была лавра, но все равно же монастырь огромный…»

«И вдруг, говорит, поднимаю глаза от мокрой в слякоти брусчатки на площади перед входом в лавру – и мне вмиг открывается как бы срез лавры… Это было какое-то не пространственное видение, как в аксонометрии, – нет. Я видела каким-то чудесным образом всех и сразу. Кто чем занимается в данный момент. Кто-то просфоры перебирает и складывает, готовя их к Литургии. Другой молится с земными поклонами. Кто-то еще спит, иной только-только встает…»

– Вот так ей преподобный Сергий и показал, как он за всеми нами наблюдает, – говорил нам владыка Алексий.

А это же игумен отнюдь не только Лавры, а всей Земли Русской…

 

Как преподобный Сергий учеников себе выбирает

Архимандрит Илия (Рейзмир), насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры:

– В Свято-Троицкой Сергиевой лавре все происходит непостижимым таинственным образом. Помню, когда я впервые оказался здесь, захожу в храм, а там батюшка такой старчик машет мне рукой с солеи:

– Пропустите ученика преподобного Сергия.

А я-то тогда еще даже о семинарии, – не то, что о монашестве – даже и не думал! Но слова эти как-то в сердце остались. Это, кстати, был схиархимандрит Михей (Тимофеев), как я потом узнал. Только я к нему тогда подошел, как меня тут же подвели еще к архимандриту Феодориту (Воробьеву), тогдашнему благочинному Лавры. А он меня сразу же к себе в келью пригласил, а оттуда повел меня к отцу Матфею (Мормылю), – он тогда еще совсем молоденький был, но уже преподавал в семинарии.

– Отец Матфей, приими его, – вручает меня ему благочинный. – Это наш будущий брат. Помоги ему поступить в семинарию.

Вот так преподобный Сергий сам тут же учеников себе выбирает. Указывает на них каким-то образом здешним духовникам. А может, это и самому человеку открыть.

Я как-то разговаривал с двумя братьями-близнецами из Казани. Они заканчивали семинарию, вот им уже и определяться надо: один, смотрю, так твердо намерен стать монахом, причем именно лаврским, а другой решил, что ему надо продолжать род, жениться, значит, надумал. И вот тот, который жизни уже себе не представлял вне монашества, видит сон, как после братского молебна семинаристы подходят к мощам, а батюшка Сергий сидит рядом с ракой и их благословляет, когда же он сам подошел, преподобный его так несколько оттеснил в сторону:

– Ты не от нашего стада.

И действительно, он потом женился: монашество было не его призванием.

Сам я с Украины. Известно, как там однажды проезжал Хрущев, направляясь в Закарпатье, и вот где-то в пути остановился:

– Что это такое?!! – тычет в кресты на уже закрытых храмах. – Когда буду возвращаться, чтобы их уже не было!!

Женщина с Кубани, участвовавшая в снятии этих крестов, спустя какое-то время стала глухонемой. Прошло более 10 лет, ей написали о том, что есть мощи преподобного Сергия Радонежского. Она приехала, приложилась и здесь же сразу заговорила. Так у нас тут и исповедовала свой грех.

Чудеса и сейчас есть. Да уж слишком люди рационалистичны стали! И то могли бы себе на пользу души обратить: сколько сейчас разной духовной литературы есть – читай, раз такой умный. Раньше-то мы все вручную переписывали: акафисты, молитвословы. А сейчас все есть, да люди не те… Теплохладны все стали. Вера охладевает. Господи, помилуй!

 

Отблагодарил

Иеросхимонах Валентин (Гуревич), духовник Донского ставропигиального мужского монастыря Москвы:

– В период моего обращения со мной произошла такая история.

Я тогда вообще часто болел, и Господь, видимо, укреплял мою веру, посылая мне избавление то от одного, то от другого недуга.

Экзема, которая прежде, начиная с переходного возраста, каждую весну выступала в виде почти незаметных очажков на пальцах рук, теперь разразилась в полную силу: вся ладонь левой руки утратила кожный покров.

Районный врач объяснил мне, что это на нервной почве, и выписал направление в кожно-венерологический диспансер. Там назначили какую-то мазь, и я в течение двух месяцев аккуратно являлся туда на перевязку.

Однако все было тщетно: болезнь не уступала ни одного миллиметра захваченной ею территории.

По истечении этих двух месяцев я как-то был в гостях у своего друга, который только что побывал в Загорске и привез оттуда святую воду. К тому времени я уже знал о Сергии Радонежском; причем, именно этот мой гостеприимный хозяин и рассказал мне о нем еще за два года до описываемых событий. Его рассказ тогда поразил меня и запомнился навсегда.

И вот, с мыслями о преподобном Сергии Радонежском и с большой надеждой, что вода из его источника может мне помочь, я взял банку с этой водой, и полил ею обнаженную от кожи ладонь.

В течение двух часов я время от времени поглядывал на то, что происходит с ладонью. Затягивание раны напоминало замедленную киносъемку. Через два часа больная ладонь стала гладкой как другая, вернув себе здоровую кожу.

Потом, когда я сам уже регулярно ходил в храм и неопустительно дома молился, у моих знакомых произошло следующее. Они были родителями двух замечательных детей, мальчика и девочки. Но с переходным возрастом, как водится, начались проблемы. Когда сыну было лет 16, однажды вечером родителей не было дома. Это оказалось весьма удобным редким случаем, которым не преминула воспользоваться компания его сверстников-подростков, устроивших в свободной от взрослых квартире то, что на языке их субкультуры называлось «клёвый сейшен», сопровождавшийся его непременными атрибутами: наркотики, алкоголь, курево, соответствующая музыка, развязное поведение присутствующих обоих полов…

«Сейшн» прошел на славу.

До возвращения родителей было достаточно времени, чтобы навести порядок в квартире. Удалось ликвидировать все следы происшедшего за исключением одного, не поддававшегося ликвидации. Дело в том, что поскольку родители вели подчеркнуто здоровый образ жизни, в доме отсутствовали пепельницы. И в разгар «сэйшна» один самый продвинутый подросток для того, чтобы всем была явлена его крутость, привлек общее внимание тем, что погасил окурок о лакированное кресло, отчего на самом видном месте осталось неустранимое свидетельство этого крутого поступка…

Отец был в таком гневе, что просто показал сыну на дверь.

– А куда же я пойду? – растерянно поинтересовался тот.

На что родитель после некоторого раздумья произнес:

– К Вале Гуревичу.

У меня тогда уже умер отец, и я жил один.

Раздается звонок, на пороге этот знакомый мне подросток… Так он ко мне и подселился. В комнате ему нашлось ложе для ночлега.

Он чувствовал себя плохо; полнейшее отсутствие наркотиков и (что в не меньшей степени удручало его) рок-музыки было причиной «ломки» и депрессии…

Квартира была однокомнатной, так что он мог наблюдать, как я каждый день исправно зажигаю лампадку и читаю утренние и вечерние молитвы.

Правда, во время чтения утренних молитв он чаще всего продолжал спать, но иногда все же слушал их спросонья, так что даже потом повторял поразившую и запомнившуюся ему фразу: «Да не падше и обленившеся, но бодрствующе и воздвижени в делание обрящемся»…

Сделавшись таким образом свидетелем повторяющегося изо дня в день моего «молитвенного подвига», он наконец как-то обратился ко мне с просьбой: «Возьми меня с собой в церковь!»

И вот мы отправились в храм Всех Святых на Соколе — ближайший от нашего жилья.

Заходим, а хор поет:

– Ублажаем тя, преподобне отче наш Сергие, и чтим святую память твою, наставниче монахов и собеседниче Ангелов…

Мальчик был потрясен! – Дело в том, что его звали Сережа. Я и сам был изумлен: надо ж было прийти именно в этот момент и ему попроситься в храм именно в этот день! – Праздновалась память преподобного Сергия Радонежского.

Надо сказать, что мы с этой семьей дружили уже очень давно, – вместе работали с его папой. Годами ранее, когда этому мальчику было еще только 9 лет, однажды я пришел к ним в гости и у меня с собою было факсимильное издание хрестоматии для детей, составленной Львом Толстым в период его педагогических опытов в Ясной Поляне. В ней, в частности, содержался его перевод жития как раз преподобного Сергия Радонежского. Помню, мы сидели вместе с Сережей в его комнате, и я читал ему этот перевод, полагая это вдвойне уместным, поскольку его имя носил главный герой повествования. Там говорилось, что в детстве будущему Преподобному не давалась грамота, ибо он «памятью был туп»… В тот момент, когда я произносил эти слова, в комнату вошел папа Сережи с веником, чтобы подмести пол, и расхохотался особым свойственным ему громким хохотом.

– Папа, нехорошо смеяться, – сказал тогда вдруг Сережа, очень серьезно и внимательно слушавший повествование о своем тезке. – У мальчика горе, ничего смешного здесь нет.

Возможно, преподобный так отблагодарил его за сочувствие, пригласив в храм именно на день своего праздника.

Немного дней спустя Сергей обратился ко мне с новой просьбой:

– Возьми меня в церковь креститься.

Мы поехали с ним в Отрадное. Там отец Валериан Кречетов его крестил…

Кому ведомы пути, которыми нас ведут к Богу Его святые?

 

«Прости меня, преподобненький!»

Протоиерей Георгий Климов, благочинный Троицкого благочиния Северо-восточного викариатства Московской епархии, настоятель храма иконы Божией Матери «Нечаянная Радость» в Марьиной роще:

– В годы моей учебы в семинарии один из лаврских иеромонахов рассказал мне историю своего к тому моменту уже почившего духовника схиигумена Селафиила (Мигачева; †1.08.1992). Будучи молодым монахом, будущий схимник очень скорбел от притеснений некоего человека, засланного в Лавру для усмирения, как это тогда считалось, монахов. Он даже там обладал какими-то полномочиями, но попросту издевался вплоть до рукоприкладства.

«Еще один раз – и я уйду из монастыря!» – сказал себе этот брат. Но этого-то от него собственно и добивались. Так что вскоре на него обрушился новый шквал побоев. Он, как всегда ничего не ответив, просто направился в келью, где собрал те немногие вещи, которые у него были. И вот как только он взялся за ручку двери, почувствовал, что кто-то на его руку положил свою…

– Ты станешь настоящим монахом, если все это вытерпишь, – услышал он голос и, даже не видя полностью того, кто говорит, а только его руку на своей руке, понял, от кого это вразумление.

– Прости меня, преподобненький! – расплакался он.

Потом отец Селафиил говорил братии:

– Что бы со мной теперь ни делали, как бы кто ни оскорблял, я до конца моей жизни буду подвизаться здесь, у преподобного Сергия.

Почил он в глубокой старости, не дожив несколько лет до столетия, и ни разу с тех пор не порываясь из стен Лавры.

 

У Бога все живы

Игумен Корнилий (Мороз), насельник Свято-Троицкой Сергиевой Лавры:

– Известен такой случай. До схимы этого брата звали Иосифом, он еще до революции был пострижеником Черниговского скита. Это один из легендарных лаврских старцев – схиархимандрит Иосия (Евсенок), кто смог вернуться в Лавру после ее открытия в 1946 году. Здесь-то он нам уже и рассказал, как погибал в одном из северных лагерей, а лазаретские врачи, уже не желая на него тратить медикаменты, вынесли его с воспалением легких в неотапливаемое помещение, предполагая, что до утра он не доживет. А ему явился преподобный Сергий и подбодрил, дав просфорку:

– О тех из вас, кто оказался вне обители в изгнании, я забочусь еще больше.

А просфорка-то точно была лаврская! Каждый брат отличит просфору своего монастыря. Причем батюшка рассказывал, что коченея, вдруг ощутил, что просфору авва ему принес теплую. Он ее съел и тут же согрелся. Так что когда утром врачи пришли уже с двумя носильщиками, чтобы те отнесли труп, то были поражены: отец Иосиф сидел не только жив, но и полностью здоров!

Потом разве что сокрушался: «И чего я ее всю тогда съел? Выжить, наверно, и не надеялся… А это же была небесная просфорка! Можно было бы хоть немножечко да оставить».

Преподобный помогает всем и каждому, не только монахам. К нему обращаются и при бесплодии за благословением на рождение детей. Одна такая пара взяла на себя обет пешком пройти из Москвы до Лавры. Шли, молились, на перевалах Акафисты преподобному читали. Так потихонечку и добрались, поклонились, приложились к мощам, воздохнули. А через неделю женщина поняла, что ждет ребенка, хотя до этого они уже 12 лет были в браке и никакое дорогостоящее лечение им помочь не могло…

А еще одна женщина уже с последней стадией рака услышала как-то от знакомого иеромонаха, что у мощей преподобного Сергия бывают исцеления. Но ей до них уже даже добраться проблематично было, врачи отводили ей несколько недель жизни. Стал батюшка ее часто исповедовать, причащать, соборовать, молебны прямо дома у кровати служил. Привез ей маслице от мощей преподобного Сергия. Она мазала этим маслицем пораженный опухолью участок груди. Однажды ей явился преподобный Сергий и, обратившись по имени подозвал:

– Иди ко мне!

Она подошла по какому-то точно материализовавшемуся под ее ногами ковру, а преподобный ее благословляет и приободряет:

– Молись, не бойся!

Так она уже и у мощей преподобного Сергия побывала, и вдруг приходит к своему знакомому иеромонаху:

– Просыпаюсь на утро, а грудь мокрая. Ничего понять не могу. А это опухоль, точно как слизь какая-то, выходит.

Потом консилиум созывали, пять профессоров совещались: не бывает такого и все. А это Господь по молитвам преподобного Сергия дал еще время на покаяние.

 

«Все в порядке»

Елена Георгиевна Белова, ассистент кафедры теологии МИИТ (РУТ – Российского университета транспорта):

– Мой папа долго, целый год, мучился и лечился: страшная экзема на руках не давала покоя ни днем, ни ночью. Руки до самого плеча были покрыты сыпью, все это мокло, зудело, кисти рук распухли. И работать было невозможно своими некогда «золотыми» руками. Молиться папа не умел. А мои молитвы были, как видно, слабыми. Ничего не помогало.

И вот однажды мы с папой поехали на дачу к моему брату. Дорога лежала мимо Сергиева посада. Удалось уговорить папочку зайти в монастырь приложиться к мощам преподобного Сергия. На удивление легко он согласился идти со мной в Троицкий собор. Всю дорогу я молилась и просила преподобного исцелить моего отца. В храме я просила папу обратиться со своей бедой к святому как к родному человеку, искренне просить и не обращать внимания на окружающих.

– Все пришли сюда со своими нуждами и проблемами, как в лечебницу, – говорила я ему. Папочка мой не сопротивлялся, кротко приблизился к мощам и в растерянности остановился. Все здесь для него было чуждо. Я смело подошла сзади, положила его голову и руки на раку и скомандовала коротко:

– Проси!

Монах, дежуривший возле мощей, останавливал тех, кто пытался было тоже приложиться одновременно. Понял, что у нас дело серьезное. Потом на площади мы набрали воды из святого источника в часовенке и отправились дальше.

Я оставила отца на даче у брата, только попросила, чтобы он каждый день пил эту воду и смачивал ею больные руки.

Мы не виделись больше месяца. Наконец, я решилась позвонить и узнать, как дела. Сама-то я не очень верила в исцеление: ну кто мы такие, чтобы нам Бог посылал такие милости?

Но вдруг на мой вопрос «как дела?», слышу привычно бодрое (отец никогда не жаловался):

– Нормально.

– Что с твоими руками? – уточняю.

– Все в порядке.

– Что в порядке? По-прежнему мокнут?

– Нет, все прошло… – докладывает он.

– Как это прошло? Когда?

– Да недели две назад… – и тут же поясняет. – На свежем воздухе, в тишине!

– Как? Ты не понял? Кто тебя исцелил? – тут уж не удержалась я, когда до меня до самой дошло, что случилось, и с досады даже сказала: «Как тебе не стыдно…»

– Ладно, Ленка, ладно, – сконфуженно ответил отец.

Как же трудно бывает мужчинам признать эту силу свыше…

Однако через год, когда мы снова ехали мимо Лавры, папа вдруг сразу же согласился еще раз зайти к преподобному и поблагодарить его за чудесную помощь.

Троицкий собор был закрыт, и мы зашли в Успенский, где хранится под стеклянным колпаком гроб, изготовленный самим преподобным, в нем потом и похороненным. Мой папочка встал на колени возле этого гроба и молился.

Я стояла в стороне и тоже со слезами благодарила Бога и преподобного.

Обретение веры – это же главное чудо!

Подготовила Ольга Орлова

8 октября 2018 г.
Оригинал статьи:http://pravoslavie.ru/116282.html 

 

О любви к ближнему

Сегодня мы слышали, как ко Христу подошел один книжник с вопросом: «Какая заповедь наибольшая в законе?» и услышал ответ, который всем нам — христианам — прекрасно знаком, который все мы с вами знаем, осознаем, понимаем и остается только дело, как говорится, за малым, чтобы эти две наибольшие заповеди воплощались и проявлялись деятельно в нашей жизни. Господь говорит, что наибольшая заповедь – «возлюби Господа Бога твоего, всем своим существом» (чтобы не перечислять того, что сказал Господь сердцем, разумением, помышлением, всей крепостью твоею), то есть в центре жизни человека, который ищет спасения должен стоять Бог и не просто стоять, не просто осознавать то, что действительно все от Него исходит и к Нему возвращается, а чтобы любовь человека была направлена Богу, чтобы человек любил всем своим человеческим существом, всей своей сердцевиной, всеми глубинными помыслами.

И вторая, говорит Господь, заповедь, подобная ей: «Возлюби ближнего своего как самого себя. На этих двух заповедях весь закон Божий и все предречения пророков утверждаются», — так заканчивает Господь Свои слова, обращенные к книжнику. И рационально мы это понимаем, принимаем, никто не оспаривает, потому что с этим невозможно спорить. Другое дело то, что в нашей  жизни далеко не всегда именно в этом, в исполнении этих двух заповедей, мы видим суть нашей жизни и, стремясь к спасению, пытаемся именно эти заповеди в жизни нашей воплотить. Потому что в какой-то степени гораздо легче, чем научится деятельно любить Бога, отдать всего себя Ему, и ближнего, как самого себя. Гораздо легче пытаться идти путем спасения, видя суть этого пути в соблюдении постов, в совершении утренних и вечерних правил, в посещении храма, то есть в соблюдении некоего ритуала. И, зачастую, бывает, что ритуал закрывает в нашем сознании главное — стяжение любви, воспитание сердца своего в возрастании в этой любви к Богу и ближнему своему, которая, еще раз повторюсь, проявляться должна не только в словах, не только в твержении, ни в коем случае в каких-то сентиментальных чувствах, которые мы пытаемся в душе своей возгревать, а именно в каких-то деятельных, явленных делах. И это закрытие в своем сознании важности этих заповедей, скрупулезном соблюдении церковных традиций и обрядов приводит к тому, что мы не видим в ближнем нашем ценностей и тем самым начинаем терять и видеть ценность в самом Боге.

Зачастую бывает так, что наше христианство сводится к тому, что мы начинаем искать не Царствия Божия и правды Его, прежде всего, ожидая, что все приложится к этому, а пытаемся искать всего остального, что может приложиться нам в этой, земной жизни, пусть даже каких-то важных вещей: достатка, благополучия материального, здоровья, в конце концов считая, что если это будем искать, то и Царствие Божие как-нибудь само по себе к нам приложится. Но Господь ясно обозначает, что как раз наоборот, иерархия ценностей в душе христианина должна быть выстроена именно так: прежде любовь к Богу и ближнему, а все остальное, в той степени, какой нам необходимо к нам приложится. Поэтому давайте постараемся каждый о себе самом подумать в течении наступающей недели, до следующего, по крайней мере воскресного дня, насколько в нас эти заповеди укоренены, насколько  мы стараемся видеть в этом самое главное. И встает, конечно, вопрос, что значит «деятельно проявить» любовь к ближнему и уж тем более любовь к Богу, что это означает? Святой апостол евангелист Иоанн Богослов, в своем первом послании говорит так, что если кто-то говорит, что любит Бога, а брата своего ненавидит (необязательно эта ненависть проявляется в гневе, в недоброжелательности, в каких-то делах, а просто не замечает нужды брата своего, который рядом с ним находится) тот лжет, потому что как он может говорить, что любит Бога, которого не видит, а между тем пренебрегает братом, которого видит, который постоянно рядом с ним находится. Тем самым он показывает нам путь: любовь к Богу истинная, сущностная, проявляется тогда, когда мы деятельно, здесь, на земле являем любовь тем людям, с которыми нас Господь в этой жизни свел. Конечно, мир в котором мы живем, не способствует совершенствованию людей именно в этих заповедях, потому что те ценности, которые сейчас активно популяризируются, они направлены на стяжание блага для себя, на получение какого-то самого разнообразного удовольствия, за счет материального достатка, то есть полностью вся современная, или скажем то, что доносится до наших умов через средства массовой информации, через какие-то иные источники влияния на сознание, все это направлено на эти здешние, земные вещи, на укоренение здесь только в земном, и на поиски блага и удовольствия от какого-то материального стяжания или каких-то иных интеллектуальных каких-то психических удовольствий. Но, тем не менее, деятельная любовь, она и в нашем мире существует сейчас, истинная христианская любовь и примеры этой любви есть и в нашей жизни,  и они совсем не где-то там за тридевять земель находятся, и в нашем приходе даже есть человек, который в какой-то степени жертвуя собой постоянно стоит у нашей паперти, прося милостыню, но это подаяние он расходует и тратит не на себя, не он на это живет, но все то, что собирает, увозит в деревню неподалеку от Кемерова, совершенно покинутую и забытую, где тем не менее живут люди, и все, что он получает здесь, он раздает и фактически кормит хоть и небольшую, но целую деревню, и несет какую-то радость людям. И мы все можем этой деятельной любви поучиться, хотя бы может так начать, жертвуя чем-то от себя, давать эту любовь людям в ней нуждающимся.

И, наверное, будет хорошо, когда эта любовь будет нами даваться не только нашим близким, членам семьи, хотя это тоже необходимо и важно, и нельзя, пренебрегая членами семьи, на кого-то другого пытаться любовь свою распространять. Но хотя бы некоторое время, хотя бы какие-то случаи проявления любви и пожертвования, проявления блага такому человеку осуществлять, который в какой-то степени неприятен нам, который, возможно, и не заслужил этого блага.

Тогда, если мы научимся делиться любовью и с теми, кто не несет нам какой-то пользы, и в перспективе не принесет какой-то выгоды, тогда, наверное, действительно мы будем в сердце нашем формировать истинную христианскую любовь и будем в этой любви уподобляться Отцу нашему Небесному, Который благ и к неблагодарным, и к злым, по слову Евангелия, Который дает благо праведным и не праведным. Постараемся в таком ключе воспитывать сердце свое, стараться возрастать в истинной христианской любви, а все, что необходимо для этой жизни, Господь, видя наши старания, нам приложит. Аминь.

 

Проповедь протоиерея Дмитрия Мошкина в Казанском храме
9 сентября 2018 года

Чтобы душа оставалась дома

Размышления о добродетели терпения

О том, как научиться терпеть, в каких случаях терпение оправданно и какую роль оно играет в жизни христианина, размышляет игумен Нектарий (Морозов).
Заповеданная добродетель

Очень часто, стоя на Исповеди и беседуя с людьми об их непростых жизненных обстоятельствах, я сталкиваюсь с тем, что, собственно говоря, не можешь дать человеку никакого совета, поскольку то, от чего он страдает, только каким-то чудом может быть прекращено. Он тебя спрашивает: «Когда же это кончится?», а ты из жизненного опыта понимаешь, что если ситуация и изменится, то не сильно. Тогда я задаюсь вопросом: а что бы я сказал в этих обстоятельствах самому себе? И понимаю, что сделал бы всё, чтобы привести себя к тому, что единственный выход в этой ситуации – терпение.

«Разве терпение может быть выходом?»

Но разве терпение может быть выходом? Да, безусловно, может, просто редко кто понимает его так. Люди чаще всего относятся к терпению как к некой обреченности – и потому боятся ситуаций, когда им придется потерпеть, и часто впадают в уныние, толком еще не начав терпеть, поскольку, в их представлении, терпит только тот человек, который уже во всем отчаялся.

И вместе с тем очень мало кто задумывается о том, что терпение – это, вообще-то, христианская добродетель. Более того, она прямо заповедана нам в Евангелии: «терпением вашим спасайте души ваши» (Лк. 21, 19). Терпению усваивается такая исключительная ценность, что благодаря ему можно спастись. И, на мой взгляд, эти евангельские слова должны заставить нас пересмотреть свое отношение к терпению.

Можно задать себе такой вопрос: чего в жизни я не смог приобрести или лишился из-за того, что терпения мне не хватило? Думаю, что этот список может каждого из нас заставить задуматься. А еще, отвечая на этот вопрос, важно научиться замечать те повседневные ситуации, в которых речь идет не о подвиге терпения в полном смысле этого слова, а о том, что нам не хватило его чуть-чуть, вроде бы по пустяку. Самый простой пример: бежит человек к автобусу, который на остановке стоит,– и осталось каких-то десять метров пробежать, сделать над собой последнее усилие, хотя уже и дыхание сбилось, и в пот бросило. А человек вдруг останавливается и говорит себе: дальше не побегу. И тут же оправдывает себя: всё равно не успею, этот автобус уйдет. Но разве редко бывает так, что бегущего пассажира к этому моменту уже увидел в зеркало заднего вида водитель и готов был несколько секунд подождать, или просто этот автобус стоял на остановке еще столько, что можно было даже не добежать эти несколько метров, а просто дойти?..

То же самое бывает – не столь явно, не столь наглядно – и в трудные моменты жизни, в искусительных ее обстоятельствах.

Искушение – чаще всего как раз явление достаточно протяженное, а не кратковременное, как думают некоторые. Когда человек, испытывая искушение, ждет скорого его конца, а тот все никак не наступает, он впадает в такую тоску, в такую печаль, что, кажется, лучше даже не жить. И именно в этот момент человек срывается и делает не то, чего ожидает от него Господь. А еще немного надо было продержаться – и Господь бы показал, какую ты можешь благодаря этому искушению приобрести пользу для своей души.

 

Настоящие индейцы
Как терпению научиться? В первую очередь, наверное, это невозможно без избавления от совершенно неправильного в своей основе саможаления. А это, в свою очередь, достигается изменением отношения к жизни. Нужно принять как данность, что душа каждого из нас должна стать по-настоящему выносливой и по-настоящему мужественной – без этого мы не сможем прожить эту жизнь действительно по-христиански. И тогда мы на многое сможем взглянуть по-другому.

Помню, в детстве я читал какую-то книгу о жизни североамериканских индейцев, и там рассказывалось об обряде посвящения юношей в число мужчин этого племени. На груди у посвящаемого делался надрез ножом, через этот надрез продевался кожаный ремешок, концы которого привязывались к столбу. По команде подросток должен был рвануться и вырвать у себя ремешком кусок плоти, так что на груди у него навсегда оставался шрам. Что думали бы мы, если бы с нами произвели такое злодейство? Кто-то подходил бы каждое утро к зеркалу и обливался слезами, кто-то, наоборот, не смог бы на себя смотреть до конца своих дней… А знаете, что думали об этом индейцы? Они думали только о том, что стали теперь полноценными членами племени, и что если на войне или на охоте они получат какую-то рану, от которой останется шрам, они будут мужчинами вдвойне.

Я никого не призываю последовать примеру индейских юношей – просто это иллюстрация того, как к одному и тому же жизненному эпизоду можно относиться совершенно по-разному. Ты можешь сделать из чего-то трагедию, и она погребет тебя под собой, а можешь воспринять это как то, что подвигает тебя к состоянию воина Христова. И в повседневной жизни таких «настоящих индейцев», которые не бегут от душевных испытаний, а воспринимают их как данность и как некий шанс стать лучше, порой доводится встречать.

 

Выйти и покричать
Говоря о том, что терпению стоит учиться, надо обязательно сделать оговорку: нужно правильно понимать, когда от нас требуется именно оно. Порой кто-то из прихожан спрашивает: «Вот в этой ситуации когда должен наступить предел моего терпения?» Но корректнее, точнее, как мне кажется, было бы говорить не о пределах, а о некоторых критериях, которые позволят нам правильным образом оценить и обстоятельства, и свои действия.

«Всё то, что мы можем изменить, мы должны постараться изменить»

Прежде всего, наверное, нужно принять такую мысль: всё то, что мы можем изменить, мы должны постараться изменить. Терпение необходимо там, где наши усилия ни к чему не привели или же где мы уже сделали то, что согласно с нашей христианской совестью, и теперь нам остается потерпеть последствия. Если, к примеру, муж-алкоголик поднимает руку на жену, ее терпение не должно выражаться в том, чтобы позволить забить себя до смерти или отдать ему последние деньги, отложенные на пропитание, дабы погасить конфликт. Точно так же, когда у человека болит зуб, он не должен терпеть эту боль до тех пор, когда зуб сгниет, и считать, что он молодец.

Терпеть – совсем необязательно означает молчать. Если, например, у человека что-то болит, его терпение вовсе не должно непременно выражаться в том, чтобы не проронить ни звука, уставившись в стену. Он может кричать, он может петь песни, он может делать еще что-то, пытаясь облегчить свое состояние, – главное, чтобы он не относился к этому как к какой-то захлестнувшей его трагедии и не делал, как следствие, того, что причинит вред его душе.

Как быть, если терпения не хватает, если чувствуется, по известному выражению, что оно вот-вот «лопнет»? Как-то одна прихожанка, которой много приходится общаться с больными людьми, призналась: «Когда внутри уже всё кипит, я под каким-нибудь предлогом выхожу в другую комнату, закрываю за собой дверь и говорю: “Господи, прости меня, можно, я покричу?” И потом тяну звук “а”, например. Мне это помогает».

«В основе подлинного, угодного Богу терпения всегда лежит любовь»

Является ли это проявлением раздражения, нетерпения? Думаю, что, скорее, это, наоборот, терпение – в доступной пока конкретному человеку форме. И здесь, как мне кажется, воплощена некая идеальная схема того, как следует в таких случаях поступать. Во-первых, выйти, не выказав человеку того, что мы готовы на него сорваться. Во-вторых, попросить прощения у Бога за то, что мы испытываем эти чувства. В-третьих, попросить у Него разрешения на какие-то действия. И потом уже – то, что дает нам разрядку: кто-то может покричать, кто-то – постучать кулаком о стену, кто-то просто отвлечется на какое-то дело, которое ему приятно. Здесь вступают в действие физиологические механизмы: например, когда человек кричит, вырабатывается адреналин, который помогает переносить боль, а легкие освобождаются от углекислого газа. Но всё же нужно стараться перейти к терпению без крика, потому что внутреннее напряжение, которое требует подобного рода разрядки, даже если мы никого не обидели, пагубно сказывается на нервной системе. И то, что мы этим отношением, этими чувствами себя разрушаем, должно быть для нас стимулом это внутренне перерасти.

Безусловно, терпение не должно быть бессмысленным: мы в каждом конкретном случае должны понимать, ради чего мы терпим. И можно сказать, что в основе подлинного, угодного Богу терпения всегда лежит любовь. К примеру, можно терпеть нестроения на работе, если для нас это единственный способ прокормить семью; можно терпеть капризы близкого человека, если этот человек тяжело болен, и мы дежурим у его постели. Если же терпение не ведет нас к проявлению любви, тогда возникает вопрос: «Зачем?»

 

Где переключатель?
«Когда человеку не хватает смирения, он выходит из терпения»

Бывает, что человек жалуется: раздражение захватывает его молниеносно – как найти переключатель, который так же быстро переведет нас в «режим терпения»? Если провести аналогию с миром техники, любой предохранитель срабатывает оттого, что включается автоматика. А в человеке этот автоматизм достигается только навыком: если изо дня в день планомерно отслеживать те ситуации, в которых мы срываемся, обдумывать их и находить правильное в каждом конкретном случае действие, однажды мы увидим, что поступили так, как должно – просто потому, что усвоили наконец правильное отношение, оно стало частью нашей жизни.

У преподобного Илии Экдика есть слова о том, что дом души – терпение, а пища души – смирение, и когда душе недостает пищи, она выходит из своего дома, то есть когда человеку не хватает смирения, он выходит из терпения. Нетерпение, если к нему присмотреться, – это всегда ропот, возмущение, восстание против чего-то, с чем человек даже гипотетически не видит для себя возможности смириться. Нужно же – сначала смириться, умириться с собой, и это даст нам силы и потерпеть, если ничего сделать в этой ситуации не удастся. А чтобы душа не выходила из своего дома, нужно стараться собирать для нее впрок эту драгоценную пищу – в трудные моменты жизни она нам очень пригодится.

Игумен Нектарий (Морозов)

23 августа 2018 г.

Научиться любви

Мир в душе

Каждый день выпадают те или иные испытания для здоровья нашей души. Бывает, коллега или кто-то из членов семьи делает замечание, желая вывести из себя, – для нас это значит: нужно внимательнее следить за сердцем. Все вокруг сплетничают, а для нас это повод промолчать. Водитель, который резко обгоняет на дороге; женщина, что проталкивается вперед на кассе; грубый сосед… Каждый подобный случай – возможность не поддаться искушению и подняться вверх по духовной лестнице.

Встречая искушения и испытания с мирным сердцем, мы получаем исцеление от недугов души, закаляем ее. Поддаваясь – остаемся в оковах греха, пленившего нас еще во время падения прародителей. Если мы откажемся идти на поводу у искушений, будем бодрствовать и восставать против них, то заметим, что в минуты борьбы в душе поселяется Сам Христос, наполняя ее радостью и миром.

Привычка, отдаляющая от Бога

Если будем постоянно жаловаться на то, как несправедливо с нами обходятся, никогда не приблизимся к образу Спасителя, Который принял смерть от Своих врагов. Нам нужно всеми силами стремиться к Богу, стараться не жаловаться и любить тех, кто не любит нас. Претерпевая мучения, Христос обращался к Своему Отцу, так и мы, когда хочется сказать что-то с досадой, должны сперва взглянуть на крест.

«Привычкой жаловаться мы попираем страдание как необходимую меру на пути единения с Богом.»

Привычка жаловаться приводит сердце в смущение и отводит от истинного пути, ослабляет рвение и мешает достижению мира, святости. Привычкой жаловаться мы попираем страдание как необходимую меру на пути единения с Богом. Жалуясь, мы самовольно приковываем себя к земле и лишаем радости, которая обычно посещает нас, когда мы предаемся в заботливые руки Господа.

Милосердие и любовь

Любовь – это не какой-то поступок, совершаемый из чувства нравственного долга. Любовь есть нечто, которое связывает наш, видимый мир и мир божественный, закрытый от нашего взора. Один мир временный, другой вечный, и оба сотворены Богом. Во временной жизни мы готовим себя к вечности. Два этих мира держатся на милосердии и любви.

Можно до мельчайших деталей соблюдать все каноны и уставы, иметь огромное наследие традиций и преданий, но если в нас нет милосердия и любви – мы совершенно нищие. Сам Господь обещал, что на Страшном суде будет судить нас по делам. Исполнение закона не в фарисейской правильности, а в любви. Если православная вера ограничивается для нас длительностью богослужений, соблюдением всех уставов и постов, то мы подлинно ничего не достигли.

«Милосердие – отражение нашей любви к Богу: благодаря этой любви мы становимся чуткими к страждущим.»

Если мы не проявляем ко всем милосердия и сострадания, то совершаем страшное преступление по отношению к нашей вере, и, представ пред Богом, сказать нам будет нечего. Если мы ищем власти, лидерства, превозносимся над другими, отсутствие любви послужит нам в осуждение.

Милосердие – прямое отражение нашей любви к Богу, и именно благодаря этой любви мы становимся чуткими ко всем, кто страдает, болен, терпит душевные и физические мучения. Христианское милосердие явно вытекает из любви, оно собственно и есть отражение любви.

Как научиться любви?

Я – свет миру; кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни (Ин. 8: 12). Такой образ Спасителя, образ, оставленный Им Самим, еще раз свидетельствует, что именно Он есть свет любви и истины, свет, освещающий мир. Эти слова также напоминают, что такой же свет живет в нас самих: Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного (Мф. 5: 16).

 

Божественный свет, о котором говорит Господь, светит благодаря нашей любви – Он Сам заповедал возлюбить как самого себя не только ближнего, но даже и врага.

Часто в жизни появляются люди, которые нам, мягко говоря, не нравятся, что уж заводить речь о том, чтобы их полюбить… Как же нам тогда исполнить заповедь Господню и любить всех без исключения?

Будучи православными христианами, мы почитаем иконы святых, зная, что если Бог есть свет, то и святые являют такой же свет. Также, когда во время богослужения диакон или священник совершает каждение храма, они окуривают фимиамом всех людей, словно напоминая, что каждый человек – образ Божий, и призывая всех нас помнить об этом.

«Понуждая себя возлюбить ближнего, молитесь, призывайте на помощь Господа.»

Если в каждом человеке видеть Самого Христа, то и в том, кто нам почему-то не нравится, кто, может быть, нас чем-то обидел или злой, кому не хватает доброты… – и в таких людях мы сможем рассмотреть образ Божий, правда, помраченный грехом. Христос ведь пострадал на кресте для спасения и того, кто нам не по душе. Господь любит всех, поэтому и нам нужно поступать так же.

Но опять же, как это сделать – любить всех? Вот здесь-то нам просто необходима благодать Святого Духа. Подобно апостолу Павлу, мы можем сказать, что всё доброе, что мы творим, творит Сам Христос. Любовь к врагам, пожалуй, наиболее трудная из всех заповедей, но у Бога нет ничего невозможного. Понуждая себя возлюбить ближнего, молитесь, призывайте на помощь Господа. Всё совершается Святым Духом, поэтому с Божией помощью нам всё по силам, даже заповедь святости.

Автор Игумен Трифон (Парсонс),
настоятель монастыря Всемилостивого Спаса
на острове Вашон, штат Вашингтон, США
Перевела с английского Мария Лицман

Ancient Faith. The Morning Offering

8 августа 2018 г.

Оригинал: http://pravoslavie.ru/114835.html

Слово в праздник Преображения Господня

Удивительный праздник — Преображение Господне: Господь берет Своих трех ближайших учеников — Петра, Иакова и Иоанна и восходит с ними на гору, конечно, это не Эверест и не Эльбрус. Галилея это ровное пространство и посредине стоит сопка, можно сказать холм, и называется он Тавор (Фавор). И вот именно на эту гору восходит Господь. С какой целью, прогуляться? Конечно, нет. Евангелист Лука говорит нам — для того, чтобы помолиться. Оно как бы и духовное движение, душа должна всегда стремиться вверх, «к горе имеем сердца», и тело наше тоже, как бы помогает душе, говорит душе: «вверх, пойдем вверх». И во время молитвы происходит чудо, но чудо не обычное, из ряда вон выходящее, то есть подобных этому чуду мы не видим в Евангелии.

Происхождение (изнесение) Честных Древ Животворящего Креста Господня

Сегодня, 14 августа, в день Происхождения (изнесения) Честных Древ Животворящего Креста Господня, в нашем храме была отслужена Божественная литургия, а так же водосвятный молебен с освящением меда нового урожая.

«Маловерный! Зачем ты усомнился?»

Дорогие братья и сестры, сегодня мы слышали Евангельское чтение от апостола Матфея, повествующее о том, как Господь, отпустив народы, то есть отпустив те несколько тысяч человек, которых Он напитал пятью хлебами и двумя рыбами, о чем было прочитано в прошедший воскресный день, остался на горе помолится, а ученикам благословил плыть через Галилейское море на другой его берег.

Да любите друг друга

Дорогие, братья и сестры,  на иконе Спасителя в развернутом Евангелии мы с вами можем прочитать слова: «Заповедь новую даю вам, да любите друг друга». Мы с вами обладаем знаниями о том, что главная христианская заповедь — это заповедь о любви к Богу и к ближним. Но при этом, эти внешние знания и понимания, часто, не приводят нас к познанию самой сущности того, что есть любовь. А как любить? И несмотря на то, что, конечно, в полной мере ответ есть у Бога и Бог открывает его тем людям, которые вопрошают духовно, в молитве, в таинстве, т.е. не эмпирически, через ощущения, а через духовную Благодать Господь открывает, что есть любовь.