Не только званые, но и избранные

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

Сегодня, дорогие братья и сестры, — воскресный день, который уже предваряет грядущее Рождество Христово. Это второе воскресение перед праздником Рождества Христова Церковь всегда посвящает прославлению святых праотец, ветхозаветных святых, которые были частью израильского, Богом избранного и Богом созданного народа, хранителями веры в то, что то состояние постоянного умирания и лишения общения с Источником жизни, с Отцом Небесным — с Богом, на которое обрекло себя человечество в лице прародителей Адама и Евы и которое стало общим достоянием всех их потомков, что оно будет не вечным. Что Господь придет, что придет Тот, Кто восстановит утраченное Богообщение, Кто восстановит смысл и полноту жизни человека, возможность получать благодать от Источника Жизни. И вот эта память о Спасителе, Который должен прийти, память о Миссии, память об Искупителе, она жила в людях, но, постепенно, по мере умножения потомства, по мере распространения человечества по Земле, приводили к тому, что память об этом постепенно гасла в людях. Забота сначала о выживании, затем о процветании, каком-то достатке, благополучии, она постепенно приводила к тому, что человек постепенно терял эту веру. И вот для того, чтобы эта вера совершенно не угасла, Господь создает от семени тех, кто эту веру хранил, потому что как бы тускло, как бы ни гас свет истины в человечестве, как бы глубоко не погружалось человечество в различные суеверия, в те верования, которые не имеют в себе истины, которые не приводят к общению с Богом, которое мы называем язычеством в самых разных его проявлениях. Тем не менее, всегда были люди, которые помнили, что Бог един, что Един Творец неба и земли, что есть Единый Отец Небесный. И что эта разлука с Ним будет не бесконечна, что придет Спаситель. И те, кто этого ожидали, они стали основоположниками, родоначальниками, а затем, в самом избранном для хранения веры народе, который наименовался народом Израильским. И в самом народе также элементы язычества появлялись, свет надежды и веры угасал и в нем, но всегда был особый праведный род, особая линия людей, которая эту веру хранила, потому что большое количество поколений прошло на земле с момента появления Израильского народа и до пришествия Мессии. Их имена известны тем, кто знаком с историей ветхозаветной церкви, они записаны навеки в Священном Писании. И сегодня этот праведный род, начиная, наверно, еще от допотопных патриархов и затем — с самого Ноя, спасшего человечество, затем Авраама, Иссака, Иакова, его потомков, пророков, восстававших в Израильском народе, судей. Всех тех, кто веру в истинного Бога хранил и в самом Израиле не позволял ей угаснуть, вспоминает сегодня церковь. В тропаре сегодня поется, что вот этот род, который мы прославляем сегодня, радуется во славе, то есть ныне пребывают во славе Отца Небесного и радуются, потому что от их семени «воссиял плод спасения без семени Рождшей», то есть от семени этих прославляемых ныне ветхозаветных святых, родилась Пресвятая Богородица, от которой воплотился Сам Спаситель мира. Насколько непросто было этим людям веру свою хранить, не поддаваться разным искушениям мы знаем из многочисленных, описанных в ветхозаветном писании историй, когда язычество практически полностью покрывало пространство израильского народа, пыталось отвести или вовлечь в свои ложные верования и тем самым погасить веру в ожидаемого Спасителя в самом израильском народе. Приводило это к тому, что израильский народ лишился обетованной земли на каком-то периоде своей истории. И наиболее яркое проявление, показывающее, как тяжело было этим людям, но тем не менее их вера помогала преодолевать самые невероятные, самые жесткие искушения, — история, которая особо подчеркивается в богослужебных текстах сегодняшнего и следующего воскресного дня, неделя Святых Отец, когда мы

уже прославляем собственно предков по плоти Христа, но об этом мы поговорим в следующий воскресный день. Так вот, история трех отроков Анания, Азария и Мисаила, которые были, как и многие другие их соплеменники уведены в вавилонский плен и, находясь среди язычников, за свои какие-то особые качества, не только внешний благолепный вид, но и за свойства ума и таланты, они были призваны служить непосредственно вавилонскому царю, были его близкими прислужниками, но при этом сохраняли веру в истинного Бога, молились только Ему и не поддавались различным языческим искушениям. То есть это внешнее богатство, благополучие, приближенность к первому лицу в государстве, не привело их к тому, что они подчинились его верованиям, что они изменили вере в истинного Бога. И, зная об этом, завистники их из числа других придворных вавилонского царя, но уже язычников, создали ситуацию, в которой было необходимо выбирать между жизнью и смертью, издали указ о том, что никаким иным Богам, кроме огромного изваяния некого идола, который сделал Вавилонский царь, нельзя было молиться всем гражданам вот этого вавилонского царства. Они знали, что Анания, Азария и Мисаил не предадут веру в Бога и тем самым предадут себя на смерть. Потому что за неповиновение этому указу, молиться только истукану и больше никому, никаким иным богам, полагалось, по указу царя, смертная казнь. И действительно, очень быстро выяснилось, что его указ не исполняется его самыми близкими прислужниками, и попытка их к этому склонить, склонить к поклонению делу рук человеческих вместо истинного Бога, не привела ни к чему, кроме смертной казни. Разгневавшись на них, царь повелел зажечь печь, до какой-то предельной температуры. Священное Писание говорит, что те слуги царские, которые в конце концов бросили в эту горящую печь Ананию, Азарию и Мисаила, они сами, приблизившись к жерлу печи, погибли от температуры до которой была раскалена эта печь. Но Анания, Азария и Мисаил, сохранив верность истинному Богу, остались живы, потому что сам Господь сошел к ним в эту горящую вавилонскую печь. А таких ситуаций было много, все те, кто хранил веру в истинного Бога подвергались искушению, но это приводило их только к стойкому, твердому стоянию в вере. И вот сегодня, когда мы этим праздником, прославлением святых праотец, начинаем глубоко размышлять о грядущем рождении Христовом, Церковь всегда предлагает в этот воскресный день одно и тоже Евангельское чтение, притчу о званых на вечерю, знакомую всем нам, близкую, понятную. Один богатый человек, под которым Господь несомненно подразумевает Самого Себя, призывает Своих близких, Своих друзей, Своих знакомых разделить радость Его пира, но отказываться начинают званые. Близкие, друзья этого человека и отказываться начинают под совершенно благовидными предлогами. Господь, создав Адама и Еву, заповедовал плодиться, размножаться и наполнять землю, а затем, когда люди были изгнаны из Рая, Господь заповедовал в поте лица есть хлеб свой, но, в любом случае, трудом добывать себе пропитание. И все трое, которых Господь приводит как пример, отказываются именно под благовидными предлогами, один говорит, что он женился и это несомненно святое и Богоугодное дело, другой говорит, что землю приобрел, как раз для возделывания в поте лица, ему необходимо её осмотреть, третий сказал, что приобрел новых волов, опять же, чтобы землю возделывать. Но мы видим, что притча заканчивается, что ни один из званых не вкусит и не разделит трапезу. И я думаю, что не случайно церковь, готовя нас к уже приближающемуся Рождеству Христову, когда мы будем не просто вспоминать, как календарную дату, а все-таки духовно переживать пришествием в мир Спасителя эту притчу, приводит ее перед нашими духовными очами. Мы все так или иначе — званые, но вот внутри каждого из нас расставлена правильно иерархия ценностей, наш труд, наша подготовка, даже к празднику Рождества Христова — в чем она больше выражается? В том, чтобы побелить, украсить, подготовить жилище, накрыть пышный торжественный стол, после окончания поста, собрать близких своих,

друзей. И несомненно все это необходимо, все это мы всегда делаем, это тоже правильно, но если только эта забота и суета о вещах необходимых, но все-таки земных, отвлекает нас от того, что мы готовимся к празднику внешне, но не разделяем вечерю Господню, не стараемся прежде подготовить свою внутреннюю храмину, очиститься через покаяние и приобщиться Святых Христовых Тайн, а ведь это — первое и главное, а потом все остальное. А зачастую в суете и в попыхах мы думаем, что столько всего доброго и нужного сделал, дом убрал, трапезу накрыл, родных позвал, сейчас придут, порадуются празднику, но не хватило времени на причащение, как-нибудь потом, то не лишаемся ли мы тем самым участия в Вечере Господней, не попадем ли мы под число тех званых, которые не вкусят никогда ее плодов? Рассуждая об этом, готовясь к празднику Рождества Христова, прославляя святых праотцев, восхищаясь их верой, постараемся, чтобы наша вера была выстроена так, что прежде мы участвуем в Вечере Господней, прежде подготовим душу свою к этому празднику, а уже затем готовим внешне окружающую нас среду и тогда при такой иерархии ценностей мы будем не только зваными, но и избранными. Аминь.

Проповедь протоиерея Дмитрия Мошкина,

настоятеля Казанского храма г. Кемерово 24 декабря 2017 года