Проповедь отца Евгения 11.12.2017

Во имя Отца, и Сына, и Святого Духа.

В Евангелии Господь часто наставлял, утешал, исцелял. Сегодня мы слышали отрывок из Евангелия от Луки, в котором Господь исцелил женщину, которая восемнадцать лет была согнута, не могла разогнуться, испытывала тяжкие страдания. Так же, как и многих других людей, с кем Он встречался, которые сами Его об этом просили или, может, и не просили, однако Господь, видя их веру и желание, творил эти чудеса. Но были случаи, когда Господь и очень жестко говорил с людьми, обличал их. Например, в сегодняшнем Евангелии, Он в праведном гневе обратился к начальнику синагоги, назвал его — «лицемер». Почему это произошло? Выскажу свое предположение: для того, чтобы Евангелие «работало», мы должны все ситуации, которые описаны в нем, примерять на себя, на свою жизнь и не только те ситуации, когда Господь кого-то возвеличивает, хвалит, ставит в пример, но и те ситуации, когда наоборот — кого-то обличает. То есть для себя мы должны поставить вопрос: «а что я такого должен делать или, наоборот, не делать, чтобы не услышать от Христа такого рода обличительные слова?». И здесь, я думаю, каждый сам может рассуждать в разных направлениях. Во-первых, что означает лицемерие, что это за качество? Конечно, корнем этого качества является гордыня, внутреннее превозношение, осознание своей внутренней праведности, у меня монополия на истину, я знаю, как нужно правильно себя вести. Другой аспект, другая сторон — это такое внешнее, показное, благочестие, желание произвести эффект, то есть выглядеть в глазах людей праведным, добродетельным, знающим Закон Божий, ведущим образ жизни законопорядочного христианина. И, во-вторых, это анализ конкретных ситуаций: а где же в моей жизни я веду себя так, что и ко мне могут быть применены эти слова — лицемер. Здесь я бы хотел рассказать только две реальные истории, одна из них стала даже притчей, хотя говорят, что это реально произошло в одном из московских храмов. К священнику, к настоятелю подошла бабушка, прихожанка, которую он знал и о которой знал. У нас часто бывает, особенно перед постом: «батюшка, благословите нарушать пост», и некоторые добрые батюшки благословляют нарушить то, что Господь благословил, а батюшка прям в противоположность. Господь говорит: «соблюдайте пост», а батюшка: «нарушай», по доброте сердечной и простодушию. А здесь с другим пожеланием, за другим благословением подошла эта женщина, она говорит: «батюшка, я уже десять лет мясо не ем, благословите еще столько же не есть», а батюшка, зная её обращение с другими людьми, говорит: «матушка, ты ешь мясо, ешь, ты людей не ешь». То есть такая мнимая праведность: она о себе возомнила, и сама себе выписала индульгенцию, уже, наверно, место в раю себе «забронировала», она думала, для чего я живу, если рай я себе обеспечила, надо других вразумлять, других в рай отправлять, и вот она всех, что называется пилила с утра и до вечера, и домашних своих, и в храме всё поучала, как они неправильно живут и как нужно жить. А другой пример — это случай, который произошел с известным, авторитетным, можно даже сказать великим богословом двадцатого века, его богословие было не столько в его трудах, его сочинениях, сколько в его жизни, в его таком пастырском служении, — это митрополит Сурожский Антоний (Блум), будучи православным архиереем в Лондоне, в стране, которой большая часть — англикане, протестанты, и часть — католики. И, находясь во время богослужения в православном храме, зная, конечно же, свой приход, своих прихожан, он во время воскресной службы, воскресной проповеди, выйдя, обращаясь к людям сказал очень короткую проповедь и вовсе не по Евангелию, как казалось бы, хотя как раз здесь дух Евангелия выражается, он сказал так: «я вчера заметил, как вечером к нам в храм зашла одна женщина с детьми и кто-то из вас, я только не заметил кто, сделал ей какое-то замечание и эта женщина вышла из храма и видно было что она очень расстроена. Я не знаю, — говорит владыка, — но я повелеваю, приказываю тому, кто это сделал до конца своих дней молиться об этой женщине, потому что, возможно, она больше никогда не преступит порог храма», — развернулся и прошел в алтарь, стал продолжать службу. Вот такая короткая,

но все люди стояли как пораженные громом, потому что действительно они осознали, как иногда одно наше слово, один какой-то жест иногда может привести к необратимым последствиям. И я думаю, дорогие, каждый из нас должен сам, честно, глядя не в кривое зеркало, которые мы любим иногда сами перед собой ставить и воспринимать себя не совсем в том виде, в каком мы есть на самом деле, приукрашивать даже минимальные какие-то добродетели, а недостатки — или не замечать, или же — оправдывать. Важно для нас не услышать обличающее: «лицемер» или «Я не знаю вас, отойдите от Меня», в вечности, где не будет никаких искажений, а наоборот услышать: «Придите, возлюбленные, и наследуйте уготованное вам от сложения мира Царствие Небесное». Аминь.