Проповедь иерея Александра Краснова 26.11.2017

Во имя Отца и Сына и Святого Духа.

Сейчас мы услышали ответ, наверно, на главный вопрос для всех собравшихся здесь. Рано или поздно перед нами встает вопрос: «а как спастись?». И те, кто ходит в храм регулярно, они ставят перед собой этот вопрос. Сегодня мы услышали ответ: надо возлюбить Господа Бога всем сердцем, всей душой, всем разумением, и ближнего своего — как самого себя. Все вроде бы очень просто, но дается это не просто. Прежде, чем у нас появится эта любовь, искренняя любовь, Бога мы не можем возлюбить, пока мы не возлюбим ближнего, того кто рядом. Пока эта любовь появится, пройдут годы, трудные годы, когда нам надо будет смиряться, работать над собой ежедневно, неопустительно, с постом и молитвой, и только так мы сможем приблизиться к каким-то делам любви. И что еще интересно в этой Евангельской истории: когда законник пришел и спросил Христа: «что мне сделать, чтобы наследовать жизнь вечную?», что сказал Господь, что об этом говорит Писание? Мы часто не задумываемся над словами Писания. Многие имеют правило ежедневно его читать: кто-то по одной главе, кто-то по несколько глав. Мы читаем уже на автоматизме, но нечасто вчитываемся, нечасто вдумываемся, в то, что читаем. А в Священном Писании сказано все, все что нам необходимо. На любые вопросы, которые у нас возникают, там есть ответ. И Серафим Саровский, который еженедельно прочитывал весь Новый Завет, он говорил, что ум человеческий должен плавать в Священном Писании, и тогда мы будем знать ответы на все наши вопросы. И сегодняшняя история — подтверждение тому. Ответ на главный вопрос находится в Священном Писании: «Возлюби Господа Бога и ближнего как самого себя». И дальше идет притча о милосердном самарянине и о немилосердных священнике и левите. Эту историю все хорошо знают и пересказывать нет необходимости. Мы порицаем этого священника, который даже не подошел близко, левита, который хоть и подошел, но ничего не сделал, и восхваляем милосердного самарянина, который был презрен всеми. Их-то мы осуждаем, а себя забываем осуждать. Не то, что повторить какие-то дела самарянина, мы не можем возлюбить самых близких наших. Так получается, что мы не умеем любить самых близких, которые рядом с нами, пока мы молоды, появляются дети, мы думаем, впереди еще длинная жизнь, надо все успеть, надо сделать карьеру, заработать денег, купить квартиру, машину, хорошо одеться и мы этими вопросами так увлечены, что мы забываем детей. Мы забываем об их воспитании, мы не даем любви нашим детям, а потом проходят годы и эти брошенные нами дети вырастают и нам платят тем же самым, мы не видим от них любви, потому что мы сами не вложили в них любовь. Мы начинаем обижаться на них и роптать на Бога, что это такое, я вроде такой хороший, старался детей накормить, одеть. Быть может материальное мы детям и дали — духовного не дали, а ждем обратно, от них, духовного, чтобы они нас помнили, чтобы они о нас заботились, но мы сами в этом виноваты, мы самых близких забыли, мы их не возлюбили, мы им не дали любовь. Как мы стали самостоятельными, начинаем свою жизнь и забываем своих родителей, тех, кто нас воспитал, кто ночами не спал, тех кто жертвовал собой — мы о них забываем. У нас же опять есть наше «я» и оно нам всегда препятствует, мы из-за нашего «я» не видим этих самых близких людей — ни наших детей, ни наших родителей. Какое-то замечание, какое-то поучение в наш адрес, а мы что говорим: «вы жили в другое время, а сейчас новое время, и потому вы не понимаете, я лучше знаю, буду делать так, как я считаю нужным, потому что я лучше знаю, я лучше понимаю, я во всем хорошо разбираюсь». Опять же, мы пренебрегаем самыми нашими близкими. А если у кого-то умерли родители и оставили наследство с братом, с сестрой, как мы начинаем воевать за эти копейки. Вот эти наши самые близкие люди, братья и сестры, единокровные, они для нас ничто, для нас деньги гораздо важнее, мы эти деньги употребим на себя. И так мы совсем разучились видеть наших близких, из-за нашего эгоизма, нашей гордости. И тут не приходится говорить вообще ничего о

милосердном самарянине, мы осуждаем священника, который прошел мимо, а он, скорее всего, шел с храма, он же священник, а в Ветхом Завете они могли жить в разных уголках Палестины, он, возможно, пришел, отслужил свою череду и пошел домой, он, может, стремился к своим близким, к своей семье и мы его осуждаем, а сами не видим свою семью, мы не видим самых близких своих. Тоже самое и левит. И не говоря о самарянине, чтобы потратить свое время, испачкаться об какого-то бомжа или накормить кого-то, я лучше дома полежу, я телевизор посмотрю, я в социальных сетях посижу, какие мне нищие, какая мне помощь старикам. Пусть там моя тетушка, больная, живет в соседнем подъезде, да я не пойду к ней, мне социальные сети важнее. И, к сожалению, мы таковы. И чтобы как-то уподобиться, хоть как-то, милосердному самарянину, нам надо научиться делать добро самым нашим близким, понемногу: где-то кто-то нам огрызнулся, где-то кто-то сделал замечание, постараться подавить гнев, не ответить злом на зло, постараться найти мир, чтобы никто не ругался, пусть я пострадаю, пусть я буду в чем-то ущемлен, пусть моя гордость меня обличает, но пусть будет мир дома. И когда мы научимся любить, уважать, замечать самых близких, тогда мы вспомним про друзей, тогда мы вспомним про наших родственников, дальних, вспомним про соседей и тогда только, возможно, мы как-то сможем попытаться исполнить то, что сегодня мы слышали о милосердном самарянине. Сразу это не получится, сразу этого требовать от всех невозможно. Надо начинать с малого, большой дом строится по маленькому кирпичику, одно дело сегодня сделал, завтра два раза дома смирился, послезавтра еще что-то сделал. И так, потихоньку, перерождаться, перерождаться, пока не поздно и тогда уже будем надеяться, что мы хоть что-то сделаем наподобие самарянина. Христос сказал: «Иди и твори такожде» вот этому законнику, который спросил. Чтобы исполнить заповедь любви, чтобы наследовать жизнь вечную, надо сделать то, что сделал самарянин, но мы будем стараться по мере наших сил, сначала с маленьких дел, потом, с Божьей помощью, дальше, больше, творить другие дела. А впереди у нас пост, завтра заговенье, а в посту надо чуть побольше молиться, и глядишь — вспомним, что надо и какие-то добрые дела делать, где-то по дороге в храм зашли к соседке, спросили, что нужно, пусть и ничего не сделали, просто поговорили, просто доброе слово сказали. Все это — тоже доброе дело, хоть и маленькое, и с этих маленьких дел получается спасение. Никто не сможет сразу совершать великие благодеяния, все начинается с малого и потому, давайте попросим Бога, чтобы Господь нас укрепил в этот предстоящий пост, чтобы у нас были силы и разумение творить меленькие добрые дела, а потом, эти маленькие добрые дела соберутся, как песок в мешке, в такой большой комочек, который сможет перетянуть все наши грехи. Аминь.